03/08/2011 - 19:56

Остаточные явления

Эксперты рынка одежды и обуви отмечают, что в первом полугодии 2011 г. количество оптовиков, реализующих остатки прошлых коллекций известных брендов, увеличилось на 30% и почти на столько же стало больше розничных торговых точек, как правило, общей площадью более 15-25 кв.м, реализующих этот товар по цене не менее 300 грн. за ед.

Одновременно обнародованы планы строительства крупных стоковых магазинов (аутлет-центров) вблизи столицы (см. “Проекты…”). Правда, не все специалисты уверены в том, что все они окажутся востребованными.

“Наполнить арендаторами даже один аутлет-центр относительно сложно ввиду новизны формата и преобладания на рынке франчайзинговых магазинов. Поэтому данный проект (речь идет об аутлет-центре на трассе Киев — Одесса. — Ред.) разбит на три очереди, площадь первой из которых составит более 15 тыс.кв.м (около 70 магазинов).

Кроме того, на мой взгляд, в ближайшие три-пять лет для Киева будет актуален только один подобный проект, большего рынок не вместит”, — говорит Наталия Миколайчук, заместитель директора, начальник отдела торговой недвижимости компании DTZ (г.Киев; консалтинг в сфере недвижимости; с 1994 г.; 50 чел.).

Заказчики этих проектов пока хранят молчание относительно мотивов, которые ими движут. Тем не менее то, что торговля стоком приобретает формы “как на Западе”, налицо. БИЗНЕС решил разобраться в причинах начавшихся изменений и выяснил, что в реализации стоковой одежды и обуви сейчас наблюдается ситуация, когда существующие в Украине торговые технологии вступили в противоречие с реалиями жизни. Она-то и выступила катализатором перемен.

Сопутствующий фактор №1: потенциал

Впервые всерьез о динамичном развитии стоковой торговли эксперты заговорили в конце 2007 г., когда по итогам этого года ее объем увеличился в 2 раза. Тому причиной были достаточно большие объемы нереализованных остатков так называемых первых линий (коллекций текущего сезона).

Дело в том, что на 2006-2007 гг. фешн-ритейлоры (игроки розницы по реализации модных коллекций одежды и обуви) слишком оптимистично оценивали объемы годовой реализации и заказывали товара на 20-25% больше, чем рынок способен был потребить. В результате в фешн-ритейле стали стремительно увеличиваться объемы нереализованных остатков, переведенных потом в сток.

Активно развивалась торговля стоковой одеждой и обувью и в период кризиса. Начиная с 2009 г., несмотря на 30%-ное сокращение объемов импорта одежды и обуви, ритейлорам, по неофициальной информации, ежегодно удается в сезон реализовать не более 30% товара и еще столько же — во время распродаж. Таким образом, 40% коллекции — это те самые потенциальные стоки, которые необходимо как-то сбыть с рук.

Не стоит забывать, что на одежном и обувном рынке Украины присутствуют игроки, которые еще до кризиса “подписались” на план развития бренда на пять лет (скажем, обязались в течение пяти лет открыть 5-20 магазинов, чтобы обеспечить бренду закупку коллекций на EUR0,5-1,5 млн).

То есть эти игроки в 2011-2012 гг. продолжат открывать магазины, торговать заявленной продукцией, которую вряд ли будут раскупать полностью. По словам г-жи Миколайчук, чем больше представлено на рынке торговых сетей, преимущественно монобрендовых, чем больше магазинов у каждой из этих сетей, тем больше будет остатков, которые нужно где-то реализовывать без ущерба для сбыта новых коллекций.

Сопутствующий фактор №2: выгода

Украинский потребитель за прошедшие годы прочно усвоил, что в стоковом магазине он имеет возможность приобрести новые вещи известной торговой марки (ТМ) по сниженной цене. В торговом центре “Макрос” (г.Киев; более 100 магазинов; площадь — 12 тыс.кв.м), специализирующемся на стоковой торговле, по словам Людмилы Козиной, специалиста по рекламе и маркетингу этого ТЦ, пик посещаемости пришелся на 2008-2009 гг.

После некоторого сокращения количества посетителей в 2010 г. в первом полугодии 2011 г. этот показатель увеличился на 30% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Более того, по словам г-жи Козиной, с весны текущего года ТЦ приобрел, если можно так выразиться, международную популярность: в уикенд за покупками в “Макрос” автобусами прибывают граждане из соседней Белорусcии.

“С 2008 г. средняя арендуемая торговая площадь под один магазин увеличилась с 30 кв.м до 80 кв.м. Если года два назад арендаторами преимущественно были ритейлоры, переводившие в сток свои первые линии, то сейчас около 40% арендаторов — это компании, которые привозят стоковые коллекции из США и стран Европы”, — поясняет г-жа Козина.

Что же касается игроков стоковой торговли, то отнюдь не все они словоохотливы по поводу доходности этого бизнеса. Предпочитают отделываться общими фразами, дескать, дело это выгодное.

Возможно, это происходит потому, что они не хотят раскрывать конкурентам секретов, возможно, потому, что данный бизнес по части импорта, как бы помягче выразиться, в Украине еще не вполне легализован (см. “Сдерживающие факторы”). И все же БИЗНЕСу удалось выяснить две принципиальные позиции по поводу выгод торговли стоковой одеждой и обувью.

Для оптовиков — импортеров стока этот бизнес выгоден прежде всего вследствие очень низкой цены закупки (буквально в пределах EUR1 за ед.; см. “Чужой опыт”), при которой, покрыв все свои последующие издержки и затраты, они все равно могут установить достаточно низкую цену для розничных точек.

Стоимость мешка с 40-50 ед. товара, предлагаемого рознице, составляет EUR300-400, т.е. магазину единица товара обходится в EUR8-10. В свою очередь, розничные торговцы устанавливают низкую цену для реализации украинским потребителям остатка коллекции известной ТМ по сравнению с ценой брендированного товара из новой коллекции и могут зарабатывать на обороте. Ритейлорам, которые закупают новые коллекции и торгуют остатками первых линий, это тоже выгодно.

Задержавшийся на полке товар нужно убрать, чтобы он не занимал место продукции следующего сезона и из-за сниженной цены не мешал сбыту новой коллекции. Лучше выручить хоть какие-то деньги, чем тратиться на хранение нереализованного и морально устаревающего товара. Плюс при максимальных скидках в 70% (в отличие от европейских стоковых магазинов, где размер скидки превышает 95%) можно заработать даже на стоковом товаре.

Сдерживающие факторы

При всем при этом в Украине налицо сдерживающие факторы, которые замедляют развитие торговли стоками.

Во-первых, в отличие от Европы, где процедура распродаж коллекций и, соответственно, образования и реализации остатков достаточно строго определена, а то и регламентирована (см. “Чужой опыт”), у нас все иначе. В Украине распродажи коллекций весенне-летнего сезона стартуют с начала июня, когда модные вещи можно приобрести со скидкой в 30%.

Ближе к концу июля размер скидок может в отдельных случаях составить и 70%. Завершаются распродажи в основном к концу августа. К тому времени весенне-летний ассортимент в большинстве магазинов сменяется осенне-зимним. Любопытно, что фешн-ритейлоры нередко не “вписываются” в сезон распродаж: некоторые начинают предлагать скидки уже в конце мая или же аж до середины сентября.

Во-вторых, в Украине иная схема получения остатков: на формирование стоковых “коллекций” существенное влияние оказывает и их импорт. Импортный сток приобретается, скорее всего, тремя путями.

“Не исключено, что некоторые дистрибуторы стокового товара в Украине являются покупателями европейских стоковых магазинов (расположенных в специализированных стоковых центрах. — Ред.)”, — замечает Олег Теплых,независимый бизнес-консультант по розничной торговле (г.Киев). Помимо этого дистрибуторы могут получать остатки при помощи стоковых компаний и на аукционах.

В-третьих, в Украине иная структура розничной реализации стоков. В стране наличествует не поддающееся подсчету количество торговых точек, предлагающих стоковую одежду достаточно низкого качества (как правило, они торгуют одновременно и секонд-хендом), руководствуясь главным образом невысокой ценой для потребителя.

Владельцы международных ТМ одежды и обуви имеют в Украине специализированные стоковые магазины, в которых реализуется не более 20% ТМ одежды и обуви, а скидки на стоковый товар редко превышают 50%.

В большинстве же случаев остатки продаются в том же франчайзинговом магазине, в котором выставляется новая коллекция и одновременно идет ее распродажа, в специально отведенных местах. Эксперты объясняют это тем, что отнюдь не у каждой сети есть достаточное количество магазинов, которые генерируют такой объем остатков, чтобы заполнить монобрендовый стоковый магазин (кстати, владельцы ТМ предъявляют определенные требования к его формату и площади).

Стоковыми же центрами по типу европейских (объектами торговой недвижимости, где арендуют помещения стоковые магазины) в Украине потребители вовсе не избалованы.

В-четвертых, существует проблема легального импорта стоков в Украину. Отдельного УКТ ВЭД для ввоза “остатков” нет, поэтому импортировать этот товар сейчас можно либо по кодам отдельных видов одежды, обуви и др., либо под видом секонд-хенда, либо контрабандой.

Первый путь, хотя и наиболее легальный, все же нерентабелен по определению. Второй путь, говорит Владислав Мясоедов, президент Всеукраинской ассоциации дилеров секонд-хенда, более рискован: “Контейнер, в котором, по бумагам, ввозится секонд-хенд, непременно будут досматривать таможенники, чтобы удостовериться, что товар ношеный. На мой взгляд, проще ввозить сток как новую одежду, произведенную в Китае. Общеизвестно, что закупочная цена единицы такого товара — копеечная”.

Третий путь — несанкционированные поставки товара китайских производителей известных ТМ в обход владельца бренда — хотя и не редкость, но довольно хлопотен. “Левые” поставки способны испортить торговлю официального дистрибутора ТМ в Украине. Поэтому они отслеживают такие партии и сразу сигнализируют владельцу ТМ. “Это откровенная контрабанда, которая грозит фабрике-производителю потерей контракта на производство с владельцем ТМ”, — считает г-н Теплых.

В-пятых, не все розничные торговцы разобрались, как зарабатывать на стоковой торговле. По словам владельца небольшого стокового магазина, расположенного в центре столицы, этим летом реализация данного товара снизилась на 50% по сравнению с пиковым для ее бизнеса летом 2009 г.

Эксперты полагают, что это происходит потому, что владельцы таких точек пока не строят свой бизнес системно, и объясняют, что цена все-таки для потребителя вторична, а на первом месте должны находиться потребительские качества вещи.

Бизнес

Последние комментарии

e-Digest